June 6th, 2016

стид

Пушкину - 217 лет!

Пушкин и теперь живее всех живых. По-прежнему актуален. Не верите - вот вам доказательство.

Говорящий с ветром


Частный детектив Джон Хантер сидел в баре "Старина Том", потягивая виски. Он следил. За улицей через витрину, за обстановкой внутри. Особенно за зеркальными дверями.
Ничего особенного пока не происходило. Мимо бара мчались сверкающие огнями роскошные авто, шествовали разнаряженные дамы, иногда в сопровождении мужчин. Эта дешевая забегаловка не для такой публики.
В баре тоже все было тихо. Бармен в который раз надраивал бокалы. Солидного вида мужчина, сидя за стойкой, читал свежий номер "Вечернего города", иногда поглядывая то на дверь, то на часы. Дорогой костюм, скорее всего из проката, свежая рубашка, свежий след от обручального кольца на безымянном пальце. Менее солидного вида юноша сидел в углу за столиком. Полупустая бутылка, легкая закуска. "Учится пить!" - догадался сыщик. Беззвучный телевизор, почти у самого потолка, расписывал прелести отдыха в Европе.
Хантер кинул взгляд на часы. Хм, клиент заставляет себя ждать.
Сначала этот странный звонок, назначенная встреча в баре. За пять минут до встречи - перенос в другое место, другой бар. "Проверяет, нет ли хвоста", - решил тогда сыщик. "Старина Том" был уже четвертым по счету. И похоже - не последним.
За стойкой зазвонил телефон. Хантер вздохнул. "Опять! Сколько можно!" Бармен взял трубку, перекинулся парой слов со звонившим. Оглядев зал, махнул трубкой в сторону Джона:
- Это вас!
Сыщику уже порядком надоела эта вечерняя игра. Он неторопливо протянул руку, принял трубку и перебил собеседника, излагающего новые инструкции:
- Хватит! Я вам не мальчик бегать по всему городу! Встреча состоится сейчас или никогда.
- Хорошо, мистер Хантер. Черный "бентли" у входа. Шофер с кубинской сигарой.
Джон обернулся. Напротив витрины стоял черный авто. Полминуты назад там было пусто.
Collapse )
------------------------
Да, это второй рассказ про сыщика Хантера. По известной пушкинской сказке. Кто тогда знал, что это выльется в цикл...
Pushkin