Косенко Данила Юрьевич (kosenko_danila) wrote,
Косенко Данила Юрьевич
kosenko_danila

Categories:

Защита от шаха

Для проекта "День царевичей-королевичей".

Первый рассказ - "Защита от дурака".
Второй рассказ - "Защита от царевича"


- Мир и благословение дому сему! - нараспев произнёс высокий лысый мужчина в восточных одеждах, входя в избу. - О, мудрая женщина, тебе выпала великая честь! Персидский шах Бабадур, да продлятся его дни, приглашает тебя в свою страну.
- Ты кто будешь, мил человек? - Баба-Яга оценивающе посмотрела на гостя. - Никак в Персии турбюро открылось?
- Мустафа я, милостивого шаха недостойный раб, - Мустафа снял заплечный мешок.
- Стара я стала, по заграницам мотаться, - Яга на всякий случай отошла подальше от гостя. Она явно чувствовала исходящую от Мустафы опасность. - И денег нет.
- Дорога и все расходы за счёт принимающей стороны. - Мешок плавно коснулся пола, однако ухо злодейки ясно различило медный звук.
- Гладко стелешь, служивый, - усмехнулась Баба-Яга. - Что, если женщина старая, то совсем ничего не понимает? Давно в придворной страже?
Гость смутился.
- Как догадалась? - спросил он совсем по-простому. Эта нарочитая простота напугала злодейку окончательно.
- Человек ты не здешний, издалека. Однако, поклажи совсем мало. - Яга запустила дрожащую руку за печку и с трудом нащупала маленький пузырёк в виде медвежьей головы. - Коня не видно - значит, шёл пешком. Чтобы здешний лес пройти, надо три дня идти без продыху. Значит - шёл на скороходах. Вон, из мешка торчат. И бирка на голенище с инвентарным номером вязью. Синего цвета, как у придворной стражи.
- Откуда знаешь про цвет? - насторожился Мустафа. Теперь это был не весёлый восточный гость и не простодушный работник. Стальной взгляд Мустафы приковывал к полу. Стражник присел на корточки, запустил руку в мешок и начал что-то искать.
- Вот не твоё дело, откуда, - отрезала Яга, пытаясь незаметно открыть пузырёк за спиной. - В книжке прочитала. Говори прямо: зачем пожаловал?
- У персидского шаха Бабадура, да продлятся его дни, был похищен ковёр-самолёт. - Стражник вытащил старинную медную лампу. - Придворные алхимики, слава их уму, нашли в вентиляции комнаты охраны остатки снотворного порошка. Травы, использованные в составе, произрастают только в данной местности. Кто здесь умеет сонные порошки делать? Кроме тебя, Яга, больше некому! - Он встал с корточек. - Собирайся!
- И что, ты меня в одиночку потащишь в свою Персию? - сморщилась Яга, открыв, наконец, пузырёк. - А силёнок хватит? - Она залпом выпила содержимое. И тут же раздавила двумя пальчиками стекло.
- Темно тут у тебя, - сказал Мустафа и потёр лампу. Рядом со стражником материализовался седобородый крепыш в красных шароварах, чалме и туфлях с загнутыми носами.
- Гассанушка! - воскликнула старуха и всплеснула морщинистыми руками, пробив крышку стола. - Сколько веков, сколько эр!
- Прости великодушно, Яга, но я должен тебя задержать, - потупился джинн.
- Так задерживай! - легким касанием указательного пальца злодейка отправила тяжёлую лавку в угол. - Пойдём на улицу, разомнёмся?
- Я твой друг! - сказал джинн и покосился на лампу в руках у своего спутника. - Но я раб лампы. Но я твой друг, Яга! - упрямо продолжил он.
- Так раб или друг, не соображу, - ответила Яга.
- Тебя болтать вызвали? - вкрадчиво осведомился Мустафа у джинна. - Будет время - наговоритесь в темнице, - он возвысил голос и поднял руку с лампой. - Приказываю именем Сулеймана ибн Дауда...
- Погоди, служивый, - оборвала стражника Баба-Яга. - Может, договоримся?
Мустафа скорчил презрительную гримасу:
- Чтобы чиновник, подчиняющийся лично великому шаху, да продлятся его дни, осквернил руку взяткой?!
- А если я тебе настоящего злодея сдам? Вместе с ковром-самолётом.
Алчный взгляд Мустафы разочарованно погас:
- Допустим. - Стражник задумался и опустил руку. - Если обманешь, знай, у нас разговор короткий!
- Вон на полке тарелочка стоит с яблочком. Поставь на стол, - Мустафа поморщился. - Да не кривись ты, служивый! Если я схвачусь, осколки останутся.
Гость посмотрел на джинна. Гассан осторожно взял с полки прямоугольную тарелку с надкусанным яблочком и поставил на обломки того, что минуту назад было столом.
- Океюшки, блюдце! - сказала Яга, посмотрев в центр посуды. - Покажи нам, кто украл ковёр-самолёт у шаха Бабадура. - Злодейка покосилась на стражника. - Да продлятся его дни.

***

Мустафа молча сидел на лавке в углу. Рядом стоял пригорюнившийся джинн. Баба-Яга изо всех сил пыталась вспомнить, куда делось противоядие от выпитого несколько минут назад сока. Потом вспомнила и тоже пригорюнилась.
- Я не могу идти к Ивану-царевичу, - сказал, наконец, Мустафа. - И не могу послать джинна. Будет война. Не люблю войн. Да ещё с таким оружием, как у Ивана-царевича.
- Не понимаю, зачем ему такая силища, - ответила Яга. - Нападать на нас никто вроде не собирается. Я бы знала.
- Он хочет стать правителем Тридесятого царства, - пояснил Мустафа. - Затевает классический дворцовый переворот. В Персии Иван-царевич давно бы висел на цепях в самой глубокой темнице. Но здесь, у вас, я бессилен что-либо сделать.
- Вспомнила, Яга? - просто для порядка спросил Гассан.
- Нету, - вздохнула злодейка. - Ещё час буду так ходить, пока сок не выветрится. Потом пластом лежать один день и ночь, сил набираться. Кстати, - Яга показала взглядом на разрушенный стол. Джинн кивнул, привычно щёлкнул пальцами. Обломки окутало облако дыма и тут же рассеялось, открыв абсолютно целый стол.
- Ты вроде раньше бороду дёргал, - напомнил Мустафа. - И что-то бормотал.
- Да чего уж там! - отмахнулся джинн. - Какая разница, что я делаю. Люди любят фокусы.
- Придумала! - выдохнула Яга. - Служивый, когда тебе надо ковёр вернуть?
- Мне и вор нужен, - напомнил Мустафа. - Желательно живой. Чтобы казнить на глазах шаха.
- Будет тебе вор, не сомневайся! - пообещала Баба-Яга. - Сам придёт. Так когда?

***

Тёмной ночью в замок Ивана-царевича постучали.
- Пустите доброго человека, а не то он выломает дверь, - послышался из-за двери скрипучий голос.
- Опять Иван-царевич шуткует, - усмехнулся высокий стражник. Глянул в перископ. У двери стояла фигура в капюшоне, держа в одной руке свечу, а в другой — красный платок. - Точно, он.
- Он же недавно ушёл! - с сомнением ответил его напарник и на всякий случай взвёл арбалет.
- Значит, вернулся! - Охранник отпер замки, отодвинул засовы и отворил массивную дверь. - Извините, хозяин, не призна… - охнув, он повалился на пол, пронзённый длинным мечом. Напарник выпустил в фигуру арбалетную стрелу и изо всей силы всадил клинок. Однако незваный гость даже не покачнулся. Его меч проткнул второго охранника.
Отбросив капюшон, Кощей достал клубок:
- Веди самой короткой дорогой к складу, где смесь горючая хранится.

Через минуту в окне одной из башен показался свет. Стоявший в оконном проёме поднял свечу и описал ей круг. С неба бесшумно спикировал Горыныч.
- Дуй, Змей! - крикнул Кощей. - Дуй изо всей силы в это окно! И тут же улетай! Тут же, слышишь?!
Огненный поток в один миг сжёг Кощеев плащ, слегка опалив кости. Огненная река устремилась по коридору замка, стекая по ступеням в подвал, обставленный бочками с водой. Мощный взрыв разметал башню и разнёс половину замка. Где-то вдалеке догорал летательный аппарат, отброшенный взрывом с верхней площадки замка. Среди горящих развалин метались люди, ища спасения от пожирающего камень огня.
Неожиданно пошёл дождь. Вода падала плотной стеной, гася пожар, залечивая страшные раны людей и выбивая из пепла свежую зеленую траву. Когда пламя окончательно погасло, из-под обломков выбрался Кощей.
- Отличный дождик живой воды Яга устроила! - довольно усмехнулся Бессмертный и направился в лес.
К тёмному небу медленно поднимался гигантский огненный столб, постепенно превращаясь в джинна. Гассан издевательски хохотал, наводя ужас на стоящих среди развалин замка людей.

***

Домик, в котором обитал Иван-царевич, находился в трёх верстах от замка. Как только опыты с огненной смесью дали первые результаты, царевич благоразумно переселился подальше.
- Значит, джинн? - переспросил Иван-царевич.
- Он самый, хозяин! - подтвердил высокий стражник, украдкой трогая затянувшийся на животе рубец от бывшей смертельной раны.
- И откуда в наших краях взялся джинн?
- Говорят, у какого-то персидского купца кувшин медный украли, когда проездом в наших краях был, - предположил второй стражник. - Как его, Аладдин, что ли?
- Точно! - высокий стражник потёр лоб. - Да он и сейчас здесь. Там стену хранилища вырезали огнём, как ножом. Стража землю роет, потому что это международный скандал. Батюшка ваш лично дело контролирует.
- Но джинн не мог взорвать замок, - царевич потёр подбородок. - Сровнять с землёй - мог, спалить, перенести - запросто. Джинны не мелочатся. Тут действовал человек. А джинн ему помогал.
Он медленно прошёлся по комнате:
- Где остановился этот Аладдин?



***

Гостиница для заморских гостей представляла собой крепкий каменный дом. Отдельно стоявшее хранилище со стенами в аршин было теперь окружено стражниками. Они старались не смотреть на наскоро заложенное аккуратное отверстие с оплавившимися по краям камнями. Каждый знал, что встретив подобную стену огня, просто убежит.
- Я огорчён, молодой человек, - сказал купец. - Очень жаль, что мой джинн послужил орудием преступления. Впрочем, вор не ограничился кувшином. Он украл всё золото, что было в хранилище.
- Неужели никто ничего не слышал? - спросил Иван-царевич.
- Все спали, - пояснил Аладдин. - Сначала подумали, что в пищу что-то подмешали. Но оказалось, что кто-то распылил снотворный порошок.
- Может быть, вор что-нибудь оставил взамен? - не терял надежды царевич.
- Да вот, - Аладдин с трудом вытащил из-под стола тяжёлый ларец и открыл крышку. - Несколько чёрных камней. Остались в отверстии, через которое проник вор. Сохранил, вдруг пригодится.
Царевич увидел на дне ларца знакомые куски бурого угля, такие же, какие подобрал у пещеры Змея Горыныча.
- Скажите, - спросил он купца, - вы случайно не помните, зачем драконам золото?
- Вы думаете, что в хранилище забрался дракон? - улыбнулся купец. - Странно, что он выжег только стену, а не спалил всё хранилище.
Аладдин подумал, затем кивнул:
- Да, драконам нужно золото.
- Зачем же? - царевич нетерпеливо вытянул голову вперёд.
- Чтобы спать на нём, - купец снова улыбнулся. - По крайней мере, так гласят легенды.
- Думаю, я смогу вернуть золото, - сказал царевич. - Но прошу вас сначала описать, как выглядел медный кувшин с джинном.
Вместо ответа Аладдин развернул бумагу с рисунком. Иван-царевич кивнул. Ничем не примечательный кувшин, за исключением узора - знаменитой печати Сулеймана.
"Похоже, у меня появился достойный противник, - подумал царевич, выходя из гостиницы. - Стоит нанести ему визит".

Через несколько минут в комнату Аладдина зашёл Мустафа:
- От имени стражи славного города Багдада приношу благодарность за содействие в поимке государственного преступника, - сказал стражник.
- А золото? - нетерпеливо спросил купец. - Когда мне вернут золото?
- Ваше золото - в Багдаде! - отрезал Мустафа. - Великий шах Бабадур, да продлятся его дни, выделил вам часть сокровищ для операции. Он будет очень огорчён, если часть золота по пути прилипнет к чужим рукам.
- Да будет благословенна мудрость великого шаха, - торопливо выпалил Аладдин.
- И да продлятся его дни, - машинально добавил он.

***

Грузно выдохнув огнём, Змей Горыныч поднялся в воздух, улетая прочь от пещеры. Выждав для верности ещё несколько минут, Иван-царевич запалил факел и зашёл внутрь. Путь к гнезду он помнил наизусть.
Золото нашлось там, где он и предполагал. Рядом валялись обломки скорлупы гигантских яиц. В дальнем углу пещеры что-то тускло блеснуло. Иван-царевич без труда узнал медный кувшин. Печать, без сомнения, была такая же, как на рисунке. Воткнув факел в груду золота, царевич быстро направился к сосуду, взял кувшин в руки и нетерпеливо потёр печать Сулеймана.
Рядом беззвучно материализовался джинн:
- Слушаю и повинуюсь, новый повелитель! - Гассан склонился перед царевичем, пряча в седой бороде усмешку.
- Скажи, кто был твоим старым повелителем?
- Иван-дурак, о повелитель!
- Зачем ему понадобилось золото? - удивился царевич. - Как он договорился с Горынычем? И почему Иван оставил кувшин здесь?
- Не могу знать, о повелитель! - возгласил джинн. - Повелители редко посвящают слуг в свои планы.
- А замок мой ты взорвал?
- Нет, повелитель! - продолжал завывать Гассан. - Я должен был только появиться и напугать людей своим хохотом. Так Иван-дурак сказал.
- Можешь отстроить заново замок? В точности, как был.
- Только прикажи, о повелитель.
- Приказываю построить замок, такой же, как был! - крикнул Иван-царевич. Он почувствовал вкус власти.
Джинн на секунду исчез, затем снова появился:
- Исполнено, мой повелитель! - Гассан вновь склонил голову.
- Теперь сделай меня царём Тридевятого царства.
- Не могу, о повелитель, - потупился джинн. - У меня очень узкая специализация - материальное обеспечение. Я могу дать самое лучшее оружие и доспехи, но не выиграть войну. Стратегия и политика мне не по силам.
- А кто может? - спросил царевич.
- Старший мой брат Абигор, о повелитель! - ответил Гассан. - Заключён в медном сосуде, который хранится во дворце шаха Бабадура под охраной сотен воинов, день и ночь не спящих.
- Принеси мне тот сосуд.
- Джинны не могут брать свои или чужие темницы. Это им не подвластно. Это привилегия людей.
- Перенеси меня туда!
- И вновь прости, о повелитель. Я могу только сам перенестись, могу указать путь, могу согреть и питать в пути, но двигаться ты должен сам.
- Тогда принеси мой ковёр-самолёт. - Джин вновь исчез и тут же появился с небольшим ковром в руках.
- Укажешь мне короткий путь в Багдад! - приказал царевич, беря ковёр. - И сооруди какой-нибудь негаснущий костёр, защиту от ветра и дождя. И тёплые вещи не забудь! И грамоту какую-нибудь на чужое имя, чтобы уличная Стража не останавливала.
Царевич вышел из пещеры вместе с джинном. Через несколько минут они скрылись в облаках.

За всем этим наблюдали Мустафа с Бабой-Ягой из избушки через тарелочку с надкусанным яблочком.
- Говорила же, справится Гассанушка! - злодейка удовлетворённо потёрла морщинистые руки. Стражник, в свою очередь, потёр лампу. Беззвучно появился джинн.
- Всё идёт по плану, - сказал он. - Через несколько часов объект будет в Багдаде и распылит порошок в хранилище шаха, да продлятся его дни. Шаха, а не порошка, - смущённо пояснил Гассан. - Охрана предупреждена, снабжена противоядием и ждёт. Подозрения подтвердились, Иван готовит переворот. Пока объект ничего не подозревает и не выпускает из рук кувшина. Да, хозяин, а там просторнее, чем в лампе, - Бабе-Яге показалось, что джинн подмигнул.
- Сколько раз говорить, - проворчал Мустафа. - Не живут джинны в кувшинах. Давай к Ивану, контролируй объект.
Джинн исчез.
- Ладно! - Стражник сел, стал натягивать сапоги-скороходы. - Пора и мне в путь.
- Может, проход в Багдад открыть? - предложила Яга. - Всяко быстрее будет.
- Нет уж, - отмахнулся стражник, выходя из избушки. - Не доверяю я этим новым техникам. Лучше уж по старинке.
Мустафа поправил заплечный мешок, повернулся к Бабе-Яге:
- Ты, старая, извини, если что. Служба у меня такая!
- Не поминай лихом, служивый! - крикнула вслед убегающему стражнику Яга и украдкой смахнула слезу.


--------------
Вроде бы всё вычитал по нескольку раз, но могут быть ошибки. Если заметите, други, прошу сказать в комментариях.
И по тексту замечания тоже приветствуются.
Tags: Трое_с Лысой_Горы, проза, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments