Косенко Данила Юрьевич (kosenko_danila) wrote,
Косенко Данила Юрьевич
kosenko_danila

Categories:

По закону искусства. Часть 5

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Джон Хантер вновь терпеливо ждал, когда подойдёт его очередь к окошку кассы музея. Жена встала в очередь намного раньше и теперь проходила через рамку металлоискателя. Разумеется, её сумка вызвала писк.
- Что это? - охранник с недоумением извлёк из сумки Ингрид небольшой фен.
- А, это я в починку несу, - выпалила жена и в доказательство нажала клавишу включения. - Видите, совсем не работает, - мило пожаловалась Ингрид, ничуть не смущаясь тем, что вилка фена не вставлена в розетку. Охранник страдальчески поднял глаза к потолку, вздохнул и сунул фен обратно. Обречённо махнул рукой:
- Проходите!
"Жертва стереотипов", - подумал Джон, расплачиваясь за билет. Без проблем миновав рамку, он прошёл в зал и сразу направился к комнате, где находилось знаменитое полотно. Возле входа переминался с ноги на ногу тот самый охранник, который два дня назад не пускал сыщика с женой к картине.
Ингрид как раз выходила из комнаты, где висела картина. Сумка опасно раскачивалась на указательном пальце жены, готовая в любой момент упасть. Когда это случилось, Джон ловко перехватил сумку практически возле самого пола.
- Ой, ты тоже здесь! - практически искренне обрадовалась жена. - Подержи-ка сумку.
Ингрид повернулась к охраннику.
- Позвольте узнать, молодой человек, - вкрадчивым голосом, предвещающим неизбежный скандал, начала Ингрид, - это не вы стояли тут два дня назад?
Хантер повесил сумку на плечо и отступил на шаг назад. Поскольку он стоял спиной к комнате, то отступил именно туда.
- Ну, откровенно говоря, да, - смутился охранник, переключив внимание на посетительницу.
- Так это вы не пускали меня к картине? - угрожающим тоном спросила жена.
Джон сунул руку в сумку, нащупал ручку "фена". Бесшумно повернул переключатель внизу рукоятки. Направив из сумки сопло в сторону картины, нажал клавишу включения.
- Так это вы ссылались на технические работы! - уже утвердительно воскликнула Ингрид. - Что-то я ничего нового не заметила!
Закончив считать до пяти, сыщик отпустил клавишу.
- Наверное, так ваш музей заставляет дважды покупать дорогие билеты!
Быстро выйдя из комнаты, Хантер сунул в руки жене сумку и, взяв под локоть, повёл к выходу. Скорчив извиняющуюся гримасу, посмотрел назад на охранника. Тот понимающе кивнул.
- Нет! - кричала Ингрид на ходу, делая вид, что упирается. - Я буду жаловаться! Я до мэра дойду!

На парковке музея их дожидался Потапов на заднем сиденье машины Хантера. Отъехав подальше, сыщик встал возле супермаркета и кивнул жене:
- Давай!
Ингрид достала из сумки "фен" и передала Михаилу. Агент положил на колени и открыл коричневый "дипломат", в котором оказался портативный компьютер. Подключив шнур от компьютера куда-то сбоку "фена", Михаил пощёлкал клавишами.
- Ну?! - хором выдали сыщик и жена.
- Один слой! - кисло ответил Потапов. - Ты был прав, это новодел. Прямо одним слоем написано по холсту. Никаких скрытых изображений. Вермеер так не работал.
Агент закрыл крышку "дипломата".
- Это же скандал! - в отчаянии воскликнул Михаил. - Картину со дня на день перевезут в бостонский музей. И никто до нас не догадался проверить полотно спектрометром. Может, Ягин был прав, что настоящего "Кабинета" никогда не существовало?
Потапов стукнул кулаком по сиденью.
- Я даже к начальству с этим пойти не смогу! Государство отвалило кучу денег за подделку!
- А потом страховая - за её возврат, - добавил Джон. - Никто не даст этому всплыть. Иначе куча народу признается, что их тупо развели, как говорят у вас в России.
- Видал я картины без подделок, но подделку без картины… - покачал головой Потапов.
- А ведь есть картина! - ответил сыщик. - Хочешь, покажу подлинник?
- Кажется, я знаю, - ответил вдруг агент. - Ты про того уродливого клоуна?
- Что за картина? - заинтересовалась Ингрид.
- Накануне налёта на гетто отец хозяйки картины купил у уличного художника картину с безобразным клоуном, - объяснил Потапов. - Прямо перед отправкой родителей в концлагерь они смогли переправить дочь на Восток. Весь её тогдашний багаж - та самая картина, на память об отце.
- Мы случайно её увидели в доме хозяйки, - добавил Хантер.
- Да, хозяйка решила лично поблагодарить Джона за спасение картины, - кивнул Михаил.
- По странному совпадению, размеры у неё - как у пропавшего полотна Вермеера. - Сыщик выдержал паузу. - И надпись в правом верхнем углу: "Красота - внутри".

***


В дом владелицы картины их пропустили без проблем. Охраннику Потапов показал значок ФБР, Джон продемонстрировал лицензию, а Ингрид хватило водительских прав и широкой улыбки. Дипломат, правда, пришлось сначала открыть, продемонстрировав компьютер, после чего оставить в машине. "Фен" в сумке вообще не вызвал никаких вопросов.
- Долго они вообще собираются её охранять? - шёпотом поинтересовался сыщик у Михаила.
- Думаю, ещё с месяц, пока шумиха утихнет, - так же шёпотом ответил агент. - Подозреваю, рано или поздно включат её в программу защиты свидетелей и поселят в каком-нибудь пансионате.
Увидев хозяйку, Джон сразу взял быка за рога:
- Добрый день, мэм, мы буквально на несколько минут. Могу я снова увидеть ту картину, что ваш отец купил у уличного художника?
- А, это вы тот молодой человек, что героически спас Вермеера из заминированной заправки, - обрадовалась владелица, с трудом подходя к гостям. - Неужели вам действительно понравилась та картина с клоуном? Для меня это единственная память об отце. Но буду честна: картина действительно безобразна.
- А как ваш отец объяснял надпись "Внутренняя красота"? - поинтересовался сыщик. - Что это значит?
- Наверное, как все отцы, - улыбнулась старушка. - Что нельзя судить человека по внешнему виду. Проходите, я сейчас её достану.
- Вы не будете против, мэм, - подал голос Потапов, - если мы её снимем на камеру?
- Пожалуйста! - пожала плечами хозяйка и, открыв стенной шкаф, вынула полотно в потемневшей деревянной раме. 28 дюймов в длину, машинально отметил Хантер.
- Только у нас необычная камера, - сказала Ингрид, доставая "фен".


Спустя несколько минут все трое вышли из дома и молча уселись в машину.
- Ты никому не скажешь? - спросил Джон. - Если это и правда настоящий Вермеер...
- Тогда картину у неё отберут, - перебил Потапов, включая компьютер. - Обвесят датчиками, запрут в хранилище. Но ни за что не признаются, что в музее висит подделка. В бостонский музей поедет фальшивое полотно. А женщина лишится единственной памяти об отце.
- И что там? - делано безразличным голосом поинтересовался сыщик.
- Есть слои! - весело отозвался агент. - Это точно "Кабинет"! Есть даже подпись Вермеера.
- И что, возвращаемся назад? - спросила Ингрид.
- Её дом слишком небезопасен для разговоров, - ответил Михаил. - Зато отличное место для хранения картины. Пусть всё останется как есть. Я найду способ ей сообщить.
- У меня будет к тебе просьба, - сказал Джон. - До того, как эту даму включат в программу защиты свидетелей, передай ей номер телефона Ингрид. Мой-то стопроцентно прослушивается.
- Её тоже, - буркнул Михаил. - Все они прослушиваются. Неужели кто-то дал бы Салтанову бесконтрольно построить мобильную сеть? Вспомни хоть мобильник на бомбе. Мы слушаем всех.
- Тогда просто оставь ей мой почтовый адрес. На всякий случай.
- Оставлю, - пообещал агент. - Но, смотри, если я узнаю, что ты попытаешься продать картину...
- Ни за что! - ответил Хантер. - К тому же, её совершенно невозможно продать. Даже государству.


***


- Труп неизвестного, найденный вчера, был опознан, - сообщил диктор новостей. - Им оказался Семён Ягин, известный в Олдтауне страшный и жестокий преступник, разыскиваемый сразу в нескольких штатах. Как выяснила полиция, смерть наступила в результате падения с большой высоты в пропасть. Вот что заявил окружной прокурор Чарльз Мет.
На экране появился солидный мужчина в дорогом костюме с лицом, внушающим доверие.
- Как это ни прискорбно сознавать, но преступник пал не от карающего меча правосудия, а стал жертвой несчастного случая.
Окружной прокурор говорил ещё что-то, но звук уже пропал и мужчина бессильно шевелил губами. Затем картинка на экране сменилась вереницей инкассаторских броневиков.
- Сегодня наш город передаёт в Бостонский музей знаменитое полотно Яна Вермеера "Кабинет". Как вы можете видеть, картину перевозят под усиленной охраной при поддержке полиции. На такие крайние меры пришлось пойти после недавней неудачной попытки похищения Вермеера из музея Олдтауна.
- Неудачной?! - вырвалось у Хантера.
- Они никогда не признаются, что обменяли кучу денег на стобаксовую картину, - заметила Ингрид.
Изображение на экране сменилось огромной чёрной воронкой, снятой, вероятно, с полицейского вертолёта.
- АТФ закончила расследование пожара и последующего взрыва на заброшенной автозаправочной станции на Западном шоссе. По заявлению представителя агентства, причиной возгорания послужило короткое замыкание. Как оказалось, заброшенное и обесточенное здание облюбовали бродяги. Один из поселившихся, бывший электрик, смог подключиться к линии электропередач, однако нарушил правила техники безопасности, что и привело к возгоранию. Как сообщалось ранее, пострадавших нет - один из бродяг заметил пожар и предупредил соседей, поэтому люди покинули здание до взрыва и обрушения.
На экране телевизора появился красивый двухэтажный кирпичный дом, окружённый полицейскими машинами.
- Минувшей ночью скончался известный искусствовед Роберт Штургер. По заявлению экспертов, смерть наступила от внезапной остановки сердца. Роберт имел репутацию специалиста по Вермееру. Именно он год назад участвовал в выкупе картины "Кабинет" у анонимного владельца. Власти Олдтауна чтят память своего славного горожанина и выражают соболезнования родным и близким покойного.
Хантер выключил телевизор и потянулся на диване.
- Заметь, - сказал он жене, вязавшей в кресле, - ни слова про страхового следователя. Словно бы и не было никакого обмена и никакой страховой компании. Я ради приличия интересовался её судьбой, распрашивал знакомых в той сфере. Она просто пропала.
- А Потапов что говорит?
- Он тоже не знает. Или ему нельзя говорить. В случае с Майклом это практически одно и тоже.
- Если Ягин и Роберт мертвы, то у кого же деньги за картину? - заметила Ингрид, ловя укатившийся клубок. - Остаётся следователь. А с такими деньгами она где угодно спрячется.
- Да и Салтанов против неё ничего не имеет, - кивнул Джон. - Ягин так и сказал, что бойцы её не тронут.
- Может, сделка с правосудием? - предположила жена, перекидывая петлю. - Она возвращает деньги, ей дают иммунитет. Может, даже документы поменяют.
- А ей и предъявить нечего, - ответил сыщик. - Она спасала картину. На часы никто, кроме меня, не смотрел. Мобильник, с которого пришёл сигнал на подрыв, - краденый. Поэтому взрыв ей приписать не удастся. То, что она оказалась в одном доме с Ягиным, ничего не доказывает. Участие в обмене - её прямая работа.
- Не верю я, что она продумала всю эту комбинацию, - сказала Ингрид.
- Наверное, не всю. Идею придумал Штургер, воплотил Ягин, а она обставила всё так, чтобы не попасть под подозрение. Впрочем, есть у меня одна мысль, как это всё выяснить. Но придётся привлечь твоих знакомых из дорожного строительства.
Жена с готовностью отложила спицы.


***

Дул сильный ветер, но армейская палатка, в которой находился условный штаб "Зарницы", отзывалась на резкие порывы лишь небольшим покачиванием стенок.
Облачённый в цифровой камуфляж Салтанов нажал тангентку рации:
- Начало игры через десять минут. Бойцам занять позиции!
Отложив переговорное устройство, Андрей налил из блестящего термоса кофе в фирменный картонный стаканчик. Откинувшись в туристическом кресле, он сделал глоток. Отставив кофе в сторону, взял в руки карандаш и склонился над картой. Все ушли на позиции пять минут назад. Пока никто не мешает, есть время ещё раз обдумать план.
Сзади раздалось вежливое покашливание. Салтанов обернулся. Возле выхода из палатки стоял боец в таком же цифровом камуфляже и защитном шлеме. От остальных участников игры гостя отличали старые армейские ботинки, отсутствие цветной опознавательной повязки и какого-либо оружия.
- Вы что-то хотели? - вежливо осведомился Андрей.
Гость снял шлем и бизнесмен увидел улыбающееся лицо Хантера.
- Здравствуйте, Джон, - удивлённо произнёс Салтанов. - Решили поиграть в войну?
- Я должен срочно поговорить с вами, - серьёзным голосом ответил сыщик. - О Ягине. Как вы наверное знаете, его труп сегодня опознали. Надеюсь, мы одни и никто не подслушает?
Бизнесмен сдержанно кивнул.
- Я всё время думал, кто стоит за всей этой операцией с картиной. Роберт Штургер? Но он всего лишь подтвердил подлинность картины. Ягин? Всего лишь умелый исполнитель. Придумать такой красивый план он вряд ли смог бы. Следователь страховой компании всего лишь забрала деньги.
Андрей прищурился.
- А с Ягиным расправились по всем правилам искусства, как говорили древние римляне, - сказал Джон. - Придумали идеальное преступление, все следы которого ведут к этому бандиту. Причём, очень некрасивое преступление, всё равно что украсть у Парижа Эйфелеву башню. Тем самым дискредитировали Семёна в глазах покровителей. Организовали красивый побег на вертолёте. Даже смерть непонятная: не то сам в пропасть упал, не то заказчики в последний момент избавились от засветившегося исполнителя, чтобы не платить.
Салтанов молчал.
- Во-первых, - продолжал сыщик, - меня смутил подземный ход из домика к сараю. Выполнен, несомненно, с привлечением строительной техники. Вырыть траншею, уложить бетонные кольца, зарыть обратно и посеять сверху быстрорастущую траву, да так, чтобы она не выделялась среди остального бурьяна. И всё это - незаметно для проезжающих по дороге. Я стал копаться в газетах и выяснил, что два месяца назад при установке сотовой вышки и последующей прокладке кабеля был повреждён участок дороги, прямо перед объездом того отрезка, что ведёт мимо домика. Путь был перегорожен всего на половину дня, но этого хватило, чтобы подготовить подземный путь отхода. А ездящая по ремонтируемому участку дорожная и строительная техника ни у кого подозрений не вызовет.
Салтанов сжал карандаш так сильно, что побелели пальцы.
- Даже старый ветхий сарай, в котором стоял инкассаторский броневик, как оказалось, не был ни старым, ни ветхим. Иначе бы он просто развалился. Вполне крепкое строение, обшитое снаружи искусственно состаренной древесиной. Замаскированные ворота из тонкой фанеры, которые и снес броневик. Не находите, что слишком всё сложно для простого русского бандита? Нет, сцена для этого последнего акта представления обставлена с поистине русским размахом и роскошью, которой позавидовал бы и султан.
Раздался хруст. Салтанов разжал побелевшие пальцы. На стол упали обломки карандаша.
- Прокололись вы на деталях. Красивый вертолёт тогда был в кузове тентованного грузовика на этой самой поляне, где ваши бойцы играют в "Зарницу". Не загляни я тогда под тент, до сих пор был бы уверен, что Ягина эвакуировали, а потом сбросили в пропасть с вертолёта его заказчики.
- Зачем вы пришли? - глухо спросил Салтанов.
- Я пришёл не для того, чтобы обвинять. Мотив ваш понятен, - сказал Джон. - Но есть некоторые этические моменты, которых я не могу понять. И, тем более, принять.
- Например? - усталым голосом спросил Андрей.
- Например, смерть Сэма Паркера, кассира из музейного киоска. Как-то не вписывается в ваш идеальный план с единственным трупом в виде Ягина. Охраннику музея, например, вы устроили побег из-под домашнего ареста. Спрятали страхового следователя, вручив отступной в виде выкупа. Что мешало так же поступить с кассиром?
- Его убил Ягин, - грустно ответил Салтанов. - Я не знал об этом. У кассира был путь отхода с переездом в другой город, откуда он бы вылетел в Европу.
- Что мешало ему вылететь из Олдтауна?
- У нас в аэропорту слишком хорошая система распознавания лиц, - пояснил Андрей. - А там она ещё год будет отлаживаться, слишком много ложных срабатываний.
- А Роберт? Кому помешал этот безобидный старик?
- Вот тут будьте уверены, Джон. - Салтанов вскинул голову. - Он умер своей смертью. Я заказал отдельное исследование и оно подтвердило смерть от естественных причин. Наверное, совесть замучила. Вы знаете, что в годы войны он сотрудничал с нацистами?
- Я получил ответ на свой вопрос, - сказал сыщик. - Будьте спокойны, я всё равно никому нечего не смогу доказать, даже если бы и захотел. Единственная просьба...
- Да? - брови Салтанова изобразили вежливую дугу.
- Во время того взрыва на заправке у агента Потапова сгорела его личная машина. Человек он не богатый, а ФБР не стало компенсировать её стоимость. Просто по справедливости...
- Я вас услышал, - сказал Андрей. - Но вряд ли его начальство поверит в бескорыстность дарителя.
- Уверен, - улыбнулся Хантер, - вы опять что-нибудь придумаете. И организуете по всем правилам искусства.
Tags: Хантер, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments