Косенко Данила Юрьевич (kosenko_danila) wrote,
Косенко Данила Юрьевич
kosenko_danila

Шпион, исчезнувший в тумане

Для Заповедника сказок
Тема проекта - "День туманного Лондона"

Чудна Темза при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит между каменных берегов полные воды свои. Ни зашелохнет, ни прогремит. Глядишь и не знаешь, идет или не идет её величавая ширина. И чудится, будто вся вылита она из стекла, и будто голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реет и вьется по промозглому Лондону. Любо тогда и редкому жаркому солнцу оглядеться с вышины и погрузить лучи в холод стеклянных вод и прибережным домам ярко отсветиться в водах. Островерхие, они толпятся вместе с уличными фонарями к водам и, наклонившись, глядят в них и не наглядятся, и не налюбуются светлым своим зраком, и усмехаются к ней, и приветствуют её, кивая печными трубами. В середину же Темзы они не смеют глянуть: никто, кроме редкого солнца и серого неба, не глядит в него. Редкая птица долетит до середины Темзы! Пышная, нет ей равной реки в Великой Британии.

Чудна Темза и при теплой летней ночи, когда все засыпает — и человек, и зверь, и птица. Лишь Бог один величаво озирает небо и землю и величаво сотрясает ризу. От ризы сыплются звезды. Звезды горят и светят над миром и все разом отдаются в Темзе. Всех их держит река в темном лоне своем. Ни одна не убежит от Темзы, разве погаснет на небе. Черные дома, унизанные спящими воронами, и древние мосты, свесясь, силятся закрыть её хотя длинною тенью своею. Напрасно! Нет ничего в мире, что бы могло прикрыть Темзу. Синяя, синяя, ходит она плавным разливом и середь ночи, как середь дня. Видна за столько вдаль, за сколько видеть может человечье око. Нежась и прижимаясь ближе к каменным берегам от ночного холода, дает она по себе серебряную струю. И вспыхивает она, будто полоса дамасской сабли, а река, синяя, снова заснула. Чудна и тогда Темза, и нет реки, равной ей в Великой Британии!

Когда же пойдёт стеной по городу туман, чёрные дома скрываются до фундамента, печные трубы едва проступают и лучи фонарей, изламываясь между стёкл, пытаются осветить хоть немного пространства — страшен тогда Лондон! Конные экипажи гремят, ударяясь о стены, и с блеском и стоном отбегают назад, и плачут, и скрипят колёсами вдали.
Так убивается старый аристократ, только что просадивший в клубе своё имение. Поникший и смущённый, едет он домой на последние пенсы в омнибусе, сгорбившись и опустив котелок; а пара лошадей, фыркая, бежит по Лондону, кусает удила, и ломает копытами в песок старую мостовую, а пассажир заливается горючими слезами.
Дико темнеют над высокими домами островерхие крыши и трубы. И бьется об мостовую, подымаясь вверх и опускаясь вниз, верная трость. Кто из джентльменов осмелился гулять по Лондону в то время, когда пришёл туман? Видно, ему не ведомо, что он глотает, как мух, людей.

Был сентябрьский вечер, около семи часов. С самого утра стояла отвратительная погода. И сейчас огромный город окутывала плотная пелена тумана, то и дело переходящего в дождь. Мрачные, грязного цвета тучи низко нависли над грязными улицами. Фонари на Стрэнде расплывались дымными желтыми пятнами, отбрасывая на мокрый тротуар поблескивающие круги. Освещенные окна магазинов бросали через улицу, полную пешеходов, полосы слабого, неверного сияния, в котором, как белые облака, клубился туман. В бесконечной процессии лиц, проплывавших сквозь узкие коридоры света, — лиц печальных и радостных, угрюмых и веселых, — чудилось что-то жуткое, будто двигалась толпа привидений. Как весь род человеческий, они возникали из мрака и снова погружались во мрак.

Туман расступился, и вышел из него шпион. Невесел он, горька ему информация, которую только что получил. Не мало пришлось заплатить за неё: сорок четыре шпиона со всеми шифроблокнотами и рациями да тридцать три информатора арестованы; а остальных вместе с радистами выслали вон.

По каменным ступеням спустился шпион, между кирпичных стен, вниз, где, глубоко в подвале, сделано было у него убежище. Тихо вошел он, не скрипнувши дверью, поставил на стол, закрытый старой "Таймс", глиняный горшок и стал бросать длинными руками своими какие-то неведомые порошки. Взял ковш, выделанный из какого-то чудного дерева, почерпнул им воды и стал лить, шевеля губами и считая секунды. Показался розовый цвет в горшке и страшно было глянуть тогда шпиону в лицо: оно казалось кровавым, глубокие морщины только чернели на нем, а глаза были как в огне. Вражеский шпион! Уже и голова давно поседела, и лицо изрыто морщинами, и высох весь, а все еще творит антигосударственный умысел. Над горшком стало веять белое облако. Шпион попробовал смесь, и что-то похожее на радость сверкнуло в лицо его. Но отчего же вдруг стал он недвижим, с разинутым ртом, не смея пошевелиться, и отчего волосы щетиною поднялись на его голове?
В зеркале перед ним появилось чье-то чужое лицо. Непрошеное, незваное, явилось оно к нему в гости. Чем далее, выяснивалось больше и вперило неподвижные очи. Черты его, брови, глаза, губы — все незнакомое ему. Никогда во всю жизнь свою он его не видывал. И страшного, кажется, в нем мало, а непреодолимый ужас напал на него. А незнакомая страшная голова из зеркала так же неподвижно глядела на него. Облако уже и пропало, а неведомые черты еще резче выказывались, и острые очи не отрывались от него. Шпион весь побелел как полотно. Диким, не своим голосом вскрикнул, опрокинул горшок. Но отражение не пропало.
В ужасе схватил тогда шпион пакет с новыми документами и выбежал вон.

***

"Крупнейшая британская газета объявила в субботу, что готова выплатить награду в 10 тысяч фунтов стерлингов за информацию о пропавшем в начале сентября прошлого года в Лондоне канадском нотариусе Генри Джекиле.

Средства для выплаты вознаграждения будут собраны за счет пожертвований со стороны ряда канадских знаменитостей и бизнесменов, указали в редакции газеты.

Генри, которому сегодня исполнилось пятьдесят четыре года, пропал из собственного дома в Лондоне, где имел практику. Жителям Великобритании тот день мог запомниться арестом сорока четырёх иностранных агентов и высылкой из страны за шпионаж двадцати иностранцев, преимущественно, граждан Канады.

Предполагается, что нотариус был похищен неизвестными людьми. Правоохранительные органы Канады во взаимодействии со своими британскими коллегами ведут пока безуспешные поиски Джекила.

С призывом к общественности помочь вернуть нотариуса также обратился друг и коллега Джекила Эдвард Хайд.

Британские газеты часто помогают в подобных случаях правоохранительным органам, объявляя о вознаграждении за информацию. Та же газета, например, в конце сентября прошлого года пообещала выплатить 250 тысяч фунтов стерлингов за информацию, которая помогла бы поймать главу лондонской резидентуры, непонятным образом избежавшего ареста и высылки в тот сентябрьский день."

Tags: пародии, проза, шпиёны, юмор
Subscribe

  • Новости короткой строкой

    Сегодня я ездил в посёлок на выборы. Потерял кнопочный мобильник по дороге, перепрыгивая через лужу под проливным дождём. Мобильник нашла добрая…

  • Летние впечатления о городе М.

    Уже осень, а я так и не написал толком про летнюю поездку в Москву. Ездил туда на день рождения френдессы по ЖЖ, гуляли в паре Останкино узким кругом…

  • 12 лет моему блогу

    сегодня исполнилось. А заводил я его, чтобы прозу свою выкладывать. А вон оно как всё повернулось. :)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Новости короткой строкой

    Сегодня я ездил в посёлок на выборы. Потерял кнопочный мобильник по дороге, перепрыгивая через лужу под проливным дождём. Мобильник нашла добрая…

  • Летние впечатления о городе М.

    Уже осень, а я так и не написал толком про летнюю поездку в Москву. Ездил туда на день рождения френдессы по ЖЖ, гуляли в паре Останкино узким кругом…

  • 12 лет моему блогу

    сегодня исполнилось. А заводил я его, чтобы прозу свою выкладывать. А вон оно как всё повернулось. :)