Косенко Данила Юрьевич (kosenko_danila) wrote,
Косенко Данила Юрьевич
kosenko_danila

Category:

Дело о лепестках вишни. Часть пятая

Предыдущая часть

Ровно в полночь возле дома номер 37 на Второй улице остановился мотороллер. Водитель снял с багажника термосумку с логотипом "Пиццерия братьев Поллино" и направился к подъезду. Из фудтрака ему в спину внимательно глядели двое полицейских.
- Принимать? - Майкл вопросительно посмотрел на фальшивого толстяка и на всякий случай взял рацию.
- Если сунется в квартиру 1Е, там на лестнице есть кому принять, - отмахнулся напарник. - Ты сам подумай, какой идиот будет притворяться разносчиком от семьи Поллино? Чтобы оказаться на дне океана с ногами, испачканными в бетоне?
- А если итальянцы что-то пронюхали? - не унимался Майкл.
- Синьор Поллино не такой человек, чтобы лезть в эти дела, - улыбнулся напарник. - В этом случае он станет держаться подальше от этого дома. Здесь не Сицилия.
Он посмотрел на поддельный "Роллекс" на загорелом запястье.
- Ещё три часа сидеть, - вздохнул толстяк. - Вряд ли сегодня кто-то появится. А жаль! Закончу с этим делом - возьму отпуск.
Проводив взглядом уезжавшего доставщика, Майкл решительно отложил наушники и достал потрёпанную книжку "100 лучших судоку".
- Думаешь, судоку развивают ум? - усмехнулся толстяк. - Нет, они развивают способность решать судоку.
- Если такой умный, что делаешь в полиции? - не выдержал Майкл. - Иди к федералам. Давно бы карьеру сделал.
- Майкл! - закатил глаза толстяк. - Ну не моё это - искать коммунистов под кроватью. Терпеть не могу политику!


Спустя два часа на парковку офисного центра въехал красивый белоснежный тонированный фургон с надписью "Министерство энергетики. Национальная лаборатория, Лос-Аламос". Хлопнули дверцы и на грязный бетонный пол спрыгнули двое крепких мужчин в униформе энергетической компании. Один из них принял из фургона небольшой чемодан, второй повесил на плечо увесистую сумку.
Возле выхода с парковки их уже дожидался фальшивый толстяк.
- Доброй ночи, господа, - полицейский привычно предъявил значок. - Могу я увидеть ваши документы?
Мужчины переглянулись. Тот, кто был повыше, сунул огромную ручищу в сумку и извлёк прямоугольный лист.
- Срочный вызов, - пояснил Рэтклиф. - Проблемы с электричеством в тридцать седьмом доме на Второй улице.
- Вот только мне не рассказывайте! - поморщился полицейский, даже не взглянув на бумагу. - Я знаю всех электриков, которые работают в этом районе. Вы кто вообще, ребята?
- Вас не предупредили? - предположил Гоголев.
- Так! - чуть скрипнул зубами толстяк. - Или вы прекращаете мне морочить голову и всё выкладываете или сейчас же будете лежать на этом грязном асфальте. Из вас такие же электрики, как из меня балерина. На бандитов не похожи. И на федералов тоже. Вы кто?
- А у вас допуск есть? - неожиданно деловым тоном поинтересовался Гоголев. - Готовы к тому, чтобы никогда не покидать Америку?
- Нацбезопасность? - иронично протянул полицейский. - Не верю!
Мужчины одновременно поморщились, словно от зубной боли.
- Не напоминайте мне о них! - тихо попросил Гоголев.
- Мы и правда из министерства энергетики. Управление по энергетическим исследованиям. - Рэтклиф развернул удостоверение. - Вы видели надпись на фургоне.
- И что вы делаете здесь, национальные лаборанты, за много миль от Лос-Аламоса? - усмехнулся толстяк.
- Радиацию замеряем, - скучным голосом ответил Гоголев. - Видим дом подходящий и давай мерять.
- У вас тридцать секунд, чтобы всё объяснить, - объявил полицейский. - Потом я перед вами извинюсь, если понадобится, но сначала арестую с применением спецназа.
- Вы слышали о недавнем шпионском скандале? - спросил Рэтклиф. - Американский учёный работал на Россию и передал в Москву некоторые данные о наших ядерных разработках.
- Да, читал об этом в газетах, - сдержанно ответил толстяк.- Время тикает.
- Нам удалось скрыть часть информации от прессы, - добавил Гоголев. -  Один из его кураторов успел покончить с собой при задержании. В его кармане мы нашли записную книжку с вырванными страницами. Наши эксперты смогли восстановить некоторые записи по следам на оставшихся страницах. Это адреса.
- Что за адреса хоть? - нетерпеливо выпалил толстяк.
- Один из адресов - там! - Рэтклиф указал на дом 37. - В этих домах превышен уровень радиации в подвальных помещениях.
- Так откуда там радиация?
Гоголев вздохнул.
- Мы вас предупредили о допуске, - сказал он печальным голосом. - Вы слышали о кобальтовой бомбе?
- Страшилка для конспирологов, - отмахнулся толстяк. - Наши пограничные датчики не дадут ввезти "грязную бомбу".
- А о системе "Мёртвая рука" вам что-нибудь известно? - спросил Гоголев.
- Да кто её не знает! - усмехнулся полицейский. - Я тоже газеты читаю.
- Так вот, - продолжил Стивен, - мы считаем, что кобальтовую бомбу уже не надо ввозить в Америку. Она уже здесь и не одна. Их собрали прямо тут, на топливе из наших реакторов наши же перевербованные русскими учёные.
- И что, бомбы начали закладывать под здание Конгресса? - улыбнулся толстяк.
- Это лишено смысла! Бомбы спрятали в небольших городах Америки и в случае нападения на Россию заряды будут активированы. Дьявольский план Москвы запущен.
- Это всё, конечно, интересно, господа. - Толстяк делано зевнул. - Но есть одна проблема. Здесь нет никакой радиации. Так что вашу сказку будете рассказывать в участке.
- Я очень на это надеюсь, - ответил Гоголев. - Тогда и нам здесь делать нечего. Давайте вместе посмотрим.
- Хотите удостовериться? - спросил Рэтклиф и хлопнул огромной ручищей по чемоданчику. - Здесь счётчик Гейгера.
- Готов поставить свой завтрак, что ваш прибор покажет бешеную радиацию, - улыбнулся полицейский. - Давайте договоримся так. Я сейчас беру свой дозиметр и меряю фон в подвале. Если он ничего не покажет - вы тихо едете со мной в участок без применения силы. И уже там куратору от федералов будете объяснять, откуда у вас такие удостоверения.
- А если покажет? - мягко спросил Рэтклиф. - Тогда мы мирно идём в подвал, замеряем, что нам нужно и так же тихо уезжаем. Вы что же, думаете, мы прямо сейчас начнём эвакуацию и обезвреживание?
- Если московский агент наблюдает за зданием, то наш план будет раскрыт, - пояснил Гоголев.
- Никуда не уходите, господа, - сказал толстяк. - Это в ваших же интересах! - Он покрутил в воздухе пальцем, рядом незаметно материализовался щуплый мужчина в чёрном плаще. - Присмотри за ними, Боб!

Спустя несколько минут сыщики увидели, как к ним бежит фальшивый толстяк. Если бы кто-нибудь в этот момент увидел эту сцену, то решил бы, что сошёл с ума - чрезвычайно тучный человек нёсся со скоростью легкоатлета.
- Превышение! - выдохнул полицейский. - Это же всё меняет! Но мы не можем начать эвакуацию - у нас тут! - Он осёкся.
- Что тут у вас?! - прошипел Гоголев и угрожающе навис над низеньким толстяком. - Арабские террористы? Русские шпионы? Зелёные человечки? Кто?!
- "Красные бригады", - упавшим голосом голосом ответил полицейский. - В квартире 1Е сидит один из их боевиков. В ближайшие дни должен появиться их главарь.
Гоголев застонал.
- Террористы прямо рядом с грязной бомбой! - Стивен схватился за голову. - Меня уволят! Да что там, меня посадят! Я должен был тихо померять радиацию и уйти. А теперь - всё! Конец Америке! И всё - из-за меня!
Рэтклиф сжал кулаки:
- Я так просто не сдамся! Звоним в Петнагон, пусть присылают войска. Пусть эвакуируют дом.
- Но террористы же не знают о бомбе? - неуверенно предположил маячивший за спиной Боб.
- Вы так уверены? - с притворным изумлением спросил Стивен, обернувшись. - А, какого, простите, он сидит в этой квартире, вместо того, чтобы просто уехать в свою Италию? Вдруг у него в квартире дублируется система подрыва?
- Что же делать?
- Так! - голос Рэтклифа стал скучно-деловым. - Окна в той квартире ночью держат открытыми или закрывают?
- Закрывают, - машинально ответил Боб.
- Мы поступим так, - Стивен достал ключи от фургона. - Я иду в квартиру, осматриваю её и тихо ухожу, никого не потревожив. Если там есть какой-то пульт, я его обезврежу. Мой напарник, - сыщик посмотрел на Рэтклифа, - в это время находит место в подвале, где уровень радиации наиболее сильный и фиксирует его. Потом мы садимся и уезжаем. Вы сможете и дальше наблюдать за своим боевиком и ждать главаря. В свою очередь, нацбезопасность будет искать московского агента, который должен наблюдать за домом. И только после того, как агент будет обезврежен, начнём эвакуацию и вывоз бомбы. Если вы к этому времени не поймаете своего главаря - ничем не смогу помочь.
- Вы собираетесь обыскивать квартиру, не издав ни малейшего шума? - удивился толстяк. - А вдруг у боевика бессонница?
- Я спою ему сладкую колыбельную, - зловеще улыбаясь, пообещал Гоголев. - Будет спать как убитый. Утром ничего не вспомнит.
- Пустите в квартиру газ? - понимающе спросил Боб. - Какой именно?
- Это не просто газ, - тоном ценителя ответил Рэтклиф. - Это настолько секретная штука, что названия не имеет, только номер. И вам лучше подождать снаружи, чтобы не попасть в зону поражения. Обычные респираторы вам не помогут.


***

Трое переодетых полицейских издали смотрели на дом номер 37. В окне пятой квартиры зажёгся свет.
- Странные они какие-то, - произнёс вслух Майкл.
- Ты пробил их документы? - осведомился Боб.
- Да, такие сотрудники и правда есть в той лаборатории, - ответил полицейский. - Я не стал спрашивать, чем они занимаются и где в этот момент должны находиться. Если это секретно…
- Это секретно, - кивнул толстяк. - Про кобальтовую бомбу не рассказывают по телефону даже полицейским.
- Ну да, значит, правды мне не скажут. Зато попросят уточнить, зачем интересуюсь сотрудниками с секретной миссией. А потом мной займётся отдел внутренних расследований. Сразу после нацбезопасности. И отправлюсь я на Аляску, чистить снег с гор святого Ильи и штрафовать оленей за превышение скорости, - закончил Майкл.
Полицейские рассмеялись.
- Я, наверное, утром к врачу пойду, здоровье проверить, - сказал толстяк. - И вам советую. С радиацией не шутят!
- Да мы все утром пойдём, - ответил Боб. - Вот сдадим смену и пойдём. А потом. - Полицейский сделал паузу. - Вы как хотите, а потом я надерусь от души. А поймаем главаря — тоже в отпуск пойду. Устал я немного от засад, шпионов и террористов.
Свет в квартире номер пять погас.
- Сейчас должен выйти, - сказал очевидное Майкл. - Я очень надеюсь, что там нет никакого пульта.
Однако первым вышел из подвала Рэтклиф. В блестящем защитном костюме, похожем на сапёрный, сыщик походил на робота-убийцу из очередного киноужастика.
- Есть там бомба, - устало сказал Питер, снимая тяжёлый шлем. - Неизвестно, когда её заложили, но она там есть. На днях в подвале начнутся ремонтные работы, постараемся поближе подобраться к заряду. Если не трудно, попробуйте не арестовывать всех наших работников хотя бы в первые дни.
Шестым чувством полицейские поняли, что последняя фраза была попыткой разрядить обстановку и натянуто улыбнулись.
Спустя пару минут из подъезда дома вышел Гоголев в костюме противохимической защиты. За спиной сыщика виднелся тяжёлый баллон синего цвета, с шеи свешивалась серая противогазная маска с длинным ребристым шлагом, уходившим вглубь висевшей на левом плече сумки. Чёрные резиновые перчатки крепко сжимали небольшую кожаную папку красного цвета.
- Я не нашёл никакого пульта, - предупреждая вопросы, сказал Стивен. - А я очень хорошо искал! Настолько хорошо, что нашёл вот это. - Сыщик махнул папкой. - На лестнице я осмелился ознакомиться с содержимым и, кажется, понимаю, зачем этот боевик сидел в этой квартире. Он искал эту вещь. Думаю, вас она больше заинтересует, чем нас.
Толстяк выхватил из рук Гоголева папку и нетерпеливо открыл. Взорам полицейских предстали листы машинописного текста и несколько магнитофонных кассет.
- Здесь вся структура «Красных бригад», включая верхушку и вашего главаря, - пояснил сыщик. - И вся их бухгалтерия. С указанием выплат коррумпированным политикам и кончая данью, которой они облагали бизнесменов. Судя по пометкам, на кассетах записаны номера счетов в виде компьютерной программы и фотографии всех боевиков. Надеюсь, вы сможете дать ход этим бумагам.
Выдержав паузу, Гоголев добавил:
- А ещё я сфотографировал эти бумаги, на случай, если они вдруг странным образом пропадут.
- У меня не пропадут! - пообещал толстяк, закрывая папку. - Я такую кашу заварю — мало не покажется. Эх, прощай отпуск!
- Мы уезжаем, господа. - В голосе Рэтклифа царила печаль. - Рад, что мы смогли быть вам чем-то полезны. И удачи вам поймать главаря.
- Да что его ловить, когда вот он, здесь! - воскликнул полицейский, ласково поглаживая папку.
Проводив взглядам уезжающий фургон, Майкл заметил:
- На заднем бампере не было царапины, когда он заезжал.
- Значит, на парковке кого-то зацепил, - миролюбиво ответил толстяк, запихивая папку за пазуху. - Видишь, как резво уехали? Пойдём в фургон, сейчас сменщики приедут.


Продолжение
Tags: Хардинг, проза, юмор
Subscribe

Posts from This Journal “Хардинг” Tag

  • Шесть друзей Джека Хардинга

    Решил для себя расписать липовый профсоюз частных детективов Олдтауна, потому что не могу в голове держать много действующих лиц. Бумажные заметки…

  • Дело о лепестках вишни. Часть седьмая

    Предыдущая часть *** По тускло освещённому коридору городской больницы медленно шёл невысокий человек в дешёвом костюме. Что-то неуловимое…

  • Дело о лепестках вишни. Часть шестая

    Предыдущая часть Ранним утром доктор Булль завёл двигатель и плавно выехал с подземной парковки. Как он и ожидал, буквально на следующем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Posts from This Journal “Хардинг” Tag

  • Шесть друзей Джека Хардинга

    Решил для себя расписать липовый профсоюз частных детективов Олдтауна, потому что не могу в голове держать много действующих лиц. Бумажные заметки…

  • Дело о лепестках вишни. Часть седьмая

    Предыдущая часть *** По тускло освещённому коридору городской больницы медленно шёл невысокий человек в дешёвом костюме. Что-то неуловимое…

  • Дело о лепестках вишни. Часть шестая

    Предыдущая часть Ранним утром доктор Булль завёл двигатель и плавно выехал с подземной парковки. Как он и ожидал, буквально на следующем…