Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

стид

Как испортить настроение

Сегодня вечером, нагруженный картошкой и соленьями, практически последней маршруткой уезжаю из посёлка на съёмную квартиру. Немного устал, но настроение хорошее, потому что успел много дел в посёлке переделать. Маршрутка доезжает до гипермаркета "Линия" на Кромском шоссе, заходят два человека в практически пустую маршрутку. На самой остановке народу немного. В левом крытом остановочном павильоне сидят трое школьников (судя по возрасту). Водитель закрывает двери, собирается отъёзжать. В этот момент один из этих малолетних дебилов начинает светить красной лазерной указкой в окна маршрутки пассажирам в глаза. То есть, если кто из пассажиров в этот момент посмотрит в сторону остановки, то поймает в глаза лазерный луч.

Я таки поймал, поскольку увидел. "Зайчиков" перед глазами нет, есть шанс, что сетчатка не задета или что стекла маршрутки задержали часть спектра луча.

Мне вот интересно, что в таком случае можно было сделать. Даже если крикнуть водителю, чтобы открыл двери и выскочить (а я нагружен был, картошку и соленья на съёмную вёз), дальше-то что? Даже если они не среагируют вовремя и не убегут. Даже если они не успеют спрятать лазерную указку. Даже если они не завопят на всю остановку "Маньяк пристаёт!", а указку выбросят по шумок или просто сбегут, пока меня сердобольные люди ногами по почкам бьют.
Предположим, мне удалось а) выскочить, б) добежать и отнять указку, в) меня в этом момент никто не успел прибить. Дальше-то что?

Позвонить в полицию? Мол, на такой-то остановке сидят трое школьников и светят в глаза пассажирам? Остатки мозгов у этих дебилов есть, они не сразу светят, а ждут, пока двери закроются и начнёт маршрутка отъезжать.

Я в растерянности.
стид

Чудеса в решете

RT сняла сюжет о том, как развлекался в Орле путешественник из Мексики, латиноамериканский актёр.
https://doc.rt.com/filmy/novogodnie-chudesa/
Особо приколол момент, как "волшебный" трамвай доезжает аж до посёлка Знаменка, до так называемой "Знаменской заставы" по рельсам, кинутым прямо по Кромскому шоссе. Для не орловчан - туда, на Знаменку, ходят только несколько маршруток, в местной первоапрельской передаче 90-х годов туда "пустили" троллейбус на аккумуляторах. :) Местные тогда над той передачей животы надорвали.

Орловчане и те, кто знает местные реалии, гляньте, тоже посмейтесь. :)
стид

Улыбка для Бабы-Яги

Для Заповедника сказок
Тема проекта - "День Ведьминых Кружев"
Заповедник Сказок

Шесть часов вечера - самое время для поездки в переполненном автобусе. Если снегопад или гололёд, а лучше - всё вместе, в дополнение к часу пик. Дорожный поток по тротуару обгоняют бодрые старушки с палочками, школьники делают ставки, кто раньше прибудет на следующую остановку - автобус или старушка. Водители маршруток перезваниваются насчёт путей объезда. Огромные "джипы" бережно везут дорожный воздух из одного конца города в другой. Пассажиры делают вид, что читают книги - самый верный способ "посадить" глаза в постоянно дёргающемся автобусе.
И никто не замечает Ядвигу Гавриловну Лукошкину, стоящую с огромной сумкой прямо у выхода из автобуса. Время выбрано идеально - от одной остановки к другой автобус доползает минут за десять. Водитель всё нервнее поглядывает на график движения и постоянно кому-то звонит. Чутьё показывает Ядвиге, что впереди, метрах в трёхстах, случилась небольшая авария в узком месте. Значит, автобус задержится ещё немного.
Лукошкина незаметно опускает взгляд в сумку. Внутри - картонная коробка, через отверстия еле виднеется тусклое свечение. "Слишком мало заряда", решает Ядвига и, дождавшись очередного рывка автобуса, будто случайно бьёт сумкой по ногам соседа. Мужчина оборачивается и, вероятно, что-то хочет сказать. Лукошкина улыбается и смотрит на соседа глупо-бессмысленным взглядом, чуть выпятив губы. Мужчина вздыхает и отворачивается. Ядвига с досады кусает губы - мало, мало заряда! Но если переборщить - выкинут из автобуса на ходу.
Впрочем, свой заряд ненависти мужчина ей всё-таки отправил - свет из коробки стал чуть ярче. Удивительно, до какой степени могут быть терпеливы эти смертные! Collapse )
Рассказ получил "Симпатию жюри".
стид

Я маленькая лошадка

Вчера было жарко. Настолько жарко, что домашними делами на улице занимался в футболке.
Сегодня ночью выпал снег. Температура - ноль. А я понял, что заболел. Голова гудит, руки-ноги ломит, кашель, температура 37. Лежу пластом. Да еще и не выспался. Половину ночи во сне перестилал полы удаленно по тимвьюеру (приснится же такое!), вторую половину не сомкнул глаз.
Решил позвонить, предупредить начальство, что пока буду удаленно работать, чтобы в офисе никого не перезаразить. Фиг, тебе, говорят, собирайся и едь!
Собирался час. А как вы думаете, если шатает, больно двигаться, голова не соображает и спать охота.
Добрался до работы. Спрашиваю, что за случай такой, который я удаленно решить не могу? Да так, отвечают, пару сайтов завести. В присутствии новичка, чтобы запомнил. Делов по удаленке - минут на 15. Что мешало новичку сесть перед компом и смотреть, что я делаю? Материться уже не было сил. Сделал, что велено и поехал домой.
Люди добрые, которые со мной ехали в маршрутке на работу и обратно! Простите, что я не уступал вам места (сил стоять не было), кашлял и постоянно проваливался в сон (со стороны, думаю, выглядело не очень прилично).
Будем надеяться, что разум у начальства возьмет верх и я восстановлю силы. Завтра постараюсь добраться до участкового врача, может, больничный выпишет. И может, посоветует что-нибудь.

стид

В поезде дальнего следования.

Суровин Виктор Михайлович готовился к поездке с тщательностью Суворова, штурмующего назавтра Измаил. Нетбук с внешней клавиатурой. Запасной аккумулятор в заводской упаковке. Тройник с переходником – на случай занятой розетки.Пара общих тетрадок, если агрегат выйдет из строя. На тот же случай две шариковых ручки и пачка свежекупленных стержней для ручки. На самый крайний случай – цифровой диктофон с зарядкой.

Наученный горьким опытом первой поездки, Виктор занял место сразу же, как подошел поезд. Тетрадка на столике, ручка рядом. Початая бутылка минералки.

Заготовлена и легенда. «Что это, ты, мил человек, все время пишешь?» - «А это я, милостивый государь, курсовик делаю. Второе высшее получаю, начальство заставило».

Как завещал великий графоман Вини-Пух, вдохновения искать бессмысленно. Оно должно придти к тебе само. Надо лишь найти место, где тебя могут найти.

Он сидел и ждал вдохновения. Оно не замедлило ни секунды. Вдохновение явилось в виде краснощекого мужика с баулом. «Игрушки детям везу. Таких нигде больше не делают.» - похвалился он.

 

Попутчик оказался водителем по профессии.

– Был у нас случай. Пригнали как-то два «Камаза»…

Спустя пару часов Виктор заносил в тетрадку первый улов, собранный за время задушевной беседы. Сосед безмятежно дрых на полке.

«Как там он рассказывал? А, вспомнил…». Ручка застрочила.

«На территорию базы медленно въехали два “Камаза”, груженые необогащенным ураном. Яркая на морозном воздухе луна отражалась на глушителях автоматов охранников. Никем не замеченный, шпион М переполз к следующей ёлке. Достав замаскированный под губную гармошку бинокль, навел на КПП. Сквозь густую хвою можно было различить даже погоны.

Чуть слышно хрустнула ветка. Шпион обернулся…»

 

Час пролетел незаметно. Заныкав тетрадь под подушку, писатель провалился в кошмар.

На «Камазе», груженом урановыми елками, восседал шпион М. Размахивая губной гармошкой с глушителем, он гнался за Виктором по заснеженному лесу. А тот зачем-то пытался разглядеть его погоны.

«Издержки профессии», - подумал Суровин, переворачиваясь на другой бок.

 

Известно, что искусство принадлежит народу. Виктор бы еще добавил, что народ совсем не умеет распоряжаться своим имуществом. То и дело разбрасывает ценнейшие сюжеты случайным попутчикам.

 

Позавтракав, сосед опять завалился спать. Воспользовавшись этим, Виктор перенес в ноутбук все, что настрочил минувшей ночью. И отправил текст на свою почту. Нетбук могут украсть, «полетит» жесткий диск, накроется монитор. Все случайности лучше исключить. А то будет как в первой поездке. О которой вспоминать совсем не хотелось.

В кармане завибрировал телефон. Звонил издатель.

- Ну-с, Виктор Михайлович, как там наш роман?

- Все в порядке, Федор Михайлович! Почти полностью готов!

- Точно готов?! – прорычала трубка.

- Практически, Федор Михайлович. Вношу незначительные справки, исправляю огрехи. Добавляю актуальности. В частности, меняю некоторые фамилии.

Издателя за глаза не зря прозвали «Достоевским».

- Ну, и когда будет готовый текст?

- Через неделю пришлю! Честное графоманское!

- Смотри у меня! А не то…

Что именно «не то» обещал собеседник, Виктор записал на диктофон. Когда громкость рыка снизилась до обычного, в трубке прозвучало:

- Ладно, так и быть! Десять дней тебе даю. Не больше!

- Спасибо, Федор Михайлович! Чтобы я без вас делал?! – почти искренне воскликнул Суровин. – Как мне вас…

Трубка отозвалась короткими гудками. Издатель не выносил лести, ни скрытой, ни явной.

Достав заветную тетрадку, Виктор застрочил.

«- Ты, когда, сука, деньги вернешь!

Переверзев втянул голову в плечи. Словно невидимый собеседник стоял прямо перед ним.

- Умоляю вас! Я все исправлю! Дайте мне всего три дня. Три дня!

- С процентами?

-С процентами! С хорошими процентами!

Сжимая трубку, бизнесмен буквально выторговывал себе жизнь.

- Смотри у меня! А не то…»

Далее шли «пожелания» издателя.

 

В вагоне-ресторане гуляла компания. Виктор сел за соседний столик. Заказал суп и включил диктофон в нагрудном кармане.

- Иду я как-то домой. Часов одиннадцать было. А из-за угла два амбала…

 

Через пару часов в заветной тетрадке появились свежие строки.

«…Перехватив бутылку за горлышко, Дубинин легонько ударил донышком об угол. Крепко сжав получившуюся «розочку», двинулся в направлении темного переулка. Две высокие фигуры он заприметил еще издали.

- Эй, мужик, закурить есть?

По спине пробежал легкий холодок.»

 

Кто-то ищет вдохновение в бутылке. Кто-то – штудируя криминальную хронику. Некоторые из знакомых Виктора брали иностранную литературу и переносили ее действие на русскую почву. У Суровина эти неуклюжие попытки «локализации» вызывали лишь снисходительную улыбку.

Впрочем, не он один эксплуатировал неиссякаемый источник народного творчества. Широко известный в узких литературных кругах ленинградский писатель как-то прогремел на всю Россию своими «Байками питерского тупичка». Этакий сборник городских легенд. И пофиг, что эти истории Виктор впервые услышал от своего дедушки. А тот их слышал от своего.

В конце концов, не записывай в свое время Гомер бредни местных старожилов – не видать миру ни «Одиссеи», ни, тем более, «Илиады».

 

Подходя к дому, Виктор увидел милицейский «УАЗик». У подметавшей двор женщины поинтересовался, в чем дело.

- Да тут вчера пятую квартиру обокрали. Все вывезли, даже унитазы выдрали с корнем.

- Ой, что делается!

Суровин покачал головой. И подумал: «А вот и сюжет моего следующего романа. Начинаться он будет так…».

И вдруг повернулся к дворничихе.

- Как в пятой?!..

И с криком «Сволочи!!!» побежал в подъезд.